Поиск:
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Статьи

Словари:

Архитектурный словарь
Бизнес словарь
Биографический словарь
Исторический словарь
Медицинский словарь
Морской словарь
Политический словарь
Психологический словарь
Религиозный словарь
Сексологический словарь
Словарь воровского жаргона
Словарь имён
Словарь компьютерного жаргона
Словарь логики
Словарь мер и весов
Словарь нумизмата
Словарь Русских фамилий
Словарь символов
Словарь синонимов
Социологический словарь
Строительный словарь
Философский словарь
Финансовый словарь
Экономический словарь
Этнографический словарь
Юридический словарь



Исторический словарь

ЩЕКАТИХИНА-ПОТОЦКАЯ:



ЩЕКАТИХИНА-ПОТОЦКАЯ - (до конца 1930-х чаще писалась Щекотихина) Александра Васильевна (8.[по др. св. 19.15.1892, Александровск, Екатеринославской губ. - 23.10.1967, Ленинград) - живописец, художник театра, скульптор, фарфорист. Родилась в семье русского купца-старовера Василия Григорьевича Щекотихина. Дед художницы, Григорий Васильевич, занимался иконописью и книжной миниатюрой, расписывал пасхальные яйца, бабушка по материнской линии слыла искусной вышивальщицей. Окончив в 1908 в Александровске гимназию, в которой рисование преподавал воспитанник Академии художеств Ф.Беляев, переехала в Петербург и поступила в Рисовальную школу Общества поощрения художеств, где ее учителями стали Я.Ционглинский, Н.Рерих, И.Билибин, В.Щуко. В 1910 получила малую серебряную медаль, в 1911 большую. В 1910 была командирована на русский Север для ознакомления с памятниками старинного зодчества и народным крестьянским искусством, ав 1913-в Грецию, Италию и Францию; в течение нескольких лет занималась в Париже в «Academic Ranson» под руководством М.Дени, Ф.Валлотона и П.Серизье. Русские и французские наставники воспитали в ней мастера широкого диапазона. Она помогала Рериху в работе над росписями церкви Святого Духа в имении княгини М.Тенишевой в Смоленской губернии и над оформлением балета И.Стравинского «Весна священная» (1913) для антрепризы С.Дягилева. Испытывая несомненное влияние учителя, она обнаружила самобытность: созданные ею эскизы костюмов отличает от рериховских больший динамизм и экспрессия. Театрально-декорационная живопись заняла заметное место в творчестве художницы 2-й половины 1910-х. Ею выполнены эскизы костюмов к «весенней сказке» А.Островского «Снегурочка» (театр Рейнике в Петербурге, 1916), к балету на музыку М.Мусоргского «Ночь на Лысой горе», к опере А.Рубинштейна «Демон», эскизы декораций и костюмов к опере А.Серова «Рогнеда» (театр С.Зимина в Москве, 1916) ик опере Н.Римского-Корсакова «Садко» (Петроградский Народный дом, 1920). Параллельно художница занималась станковой живописью, станковой и журнальной графикой. В начале 1918 Щ.-П. была приглашена на Государственный фарфоровый завод, где сразу начала работу над эскизами росписей, а позже и над скульптурными формами. В искусство фарфора она принесла яркий, праздничный и одновременно драматичный мир фольклорных и иконописных образов, увиденных глазами художника, не чуждого авангарду 1910-1920-х. Мирискусническому стилизму и графической дисциплине художественного руководителя завода С.Чехонина она противопоставила свободу живописно-графического декора. Обобщенными, словно небрежно положенными пятнами, пространственными сдвигами, плясовым ритмом надписей она намеренно обостряла конфликт традиционных форм фарфоровой посуды и нового искусства. Наряду со сценами венчаний, застолий, плясок и забав в росписях художницы появились фигуры матросов, комиссаров, советская эмблематика и лозунги, что дает основание часть работ Щ.-П. назвать агитфарфором. Однако творчество художницы революционных лет неоднозначно. Несклонная к политическим размышлениям, эмоционально она остро воспринимала диссонансы современности и, восхищаясь красотой народной стихии, одновременно отразила трагизм эпохи (блюдо «Страдания России», 1921). Впервые выступив на выставке «Мир искусства» в 1916, Щ.-П. стала в 1922 его официальным членом. Она участвовала также в Первой государственной свободной выставке произведений искусств (Петроград, 1919), в Выставке произведений художников-членов Дома искусств (Петроград, 1921) ив Пятой выставке Общины художников (Петроград, 1922). После смерти в 1920 мужа, юриста Николая Филипповича Потоцкого, с которым она прожила немногим более пяти лет, Щ.-П. с сыном Мстиславом поселилась в Доме искусств, на углу Невского и Мойки, где в голодные годы нашли пристанище многие литераторы и художники. Вскоре ее пригласил к себе обосновавшийся в Египте И.Билибин. Эти события жизни Щ.-П. отражены в романе О.Форш «Сумасшедший корабль». Уехав в Германию для ознакомления с Берлинской фарфоровой мануфактурой, Щ.-П. из командировки не вернулась и отправилась с сыном в Каир, где вышла за Билибина замуж. Летом 1924 семья совершила поездку в Сирию и Палестину, в 1925, после переселения в Александрию, - в Верхний Египет к Луксорскому храму. В многочисленных этюдах, выполненных маслом и в различных графических техниках, в росписях по фарфору художница тонко улавливала как особенности стилей прошлого, так и черты проникающего на Арабский Восток европеизма, В августе 1925 Щ.-П. переехала с Билибиным в Париж, где они поселились на бульваре Пастера и работали в одной мастерской. Как и Билибин, Щ.-П. участвовала в 1927 в выставке «Мира искусства» в галерее Бернгеймамладшего, а в 1929 состоялась их совместная выставка в Амстердаме. Однако в творческих судьбах двух художников были и существенные различия.Щ.-П. оказалась менее связанной с кругами русской эмиграции и постоянно поддерживала отношения с Ленинградским фарфоровым заводом; в 1925 ее работы показывались в советском отделе Международной выставки декоративно-художественных искусств в Париже, где их отметили медалью, ав 1927 в составе коллекции Ленинградского завода - на Международной выставке художественной промышленности и декоративных искусств в Монце-Милане, неоднократно экспонировались они и на выставках в Ленинграде и Москве. Одновременно художница органично вошла в художественную жизнь Франции. Щ.-П. были принята в Общество независимых художников, участвовала в выставках Осенних салонов и Салонов Тюильри: выполняла эскизы росписей фарфора для Национальной мануфактуры в Севре, эскизы тканей, модели спортивных костюмов и т.п., сотрудничала с парижскими издательствами. В ее работах ощущение Парижа, его джазовых ритмов, его художественного авангарда. На рубеже 19201930-х в пейзажах, натюрмортах, в росписях фарфора при всей их экспрессивности усиливалось внимание к натуре, стремление к жизнеподобию; в этом проявились характерные для искусства того времени неотрадиционалистские тенденции. Вернувшись осенью 1936 вместе с Билибиным и сыном на родину, Щ.-П. была снова принята на Ленинградский фарфоровый завод. Перейдя в росписях конца 1920-х от орнаментально-плоскостной к живописно-объемной трактовке зримого мира, она обратилась теперь к пластике. Опираясь на древнюю традицию, Щ.-П. уподобляет формы живой природы различным видам сосудов: масленки «Лимон» (1941) и «Перец» (1948), салатник «Карп» (1941), ликерный набор «Рябинка» (1945), графин с чарочками «Рыба», пепельница «Голубь» (1947) - это и не станковая скульптура, и не обычная посуда. Ее задача, как и декоративных статуэток, которые Щ.-П. создавала в эти же годы, вносить в повседневность праздник. Упругая сила словно вздувшихся изнутри форм, игра бликов света, яркие краски и золото, включенные в живописную фактуру поверхности, создают эффектное зрелище. В отличие от Билибина Щ.-П. удалось пережить ленинградскую блокаду. Во время войны она обращалась к темам героического прошлого России в темперной живописи, в мелкой пластике, в росписях по фарфору, в 1942 участвовала в Выставке работ ленинградских художников в Москве, в 1944 в связи с 200-летним юбилеем Ленинградского фарфорового завода была награждена орденом «Знак Почета». Плодотворной была работа Щ.-П. после окончания войны. Большое количество вещей показала она в 1950 на Выставке произведений ленинградских художников в промышленности и декоративно-прикладном искусстве. С конца 1940-х в центре ее внимания роспись сервизов, предназначенных для массового тиражирования. Здесь она более сдержанна, ограничивая себя несколькими чистыми цветами, звучащими в полную силу на освобожденной белизне фарфора. В 1953 по состоянию здоровья Щ.-П. ушла с завода и вскоре была вынуждена прекратить работу. В 1955 в Ленинграде состоялась ее персональная выставка: в 1957 художница своими прежними работами приняла участие в Выставке народно-прикладного и декоративного искусства в Москве, после которой была награждена дипломом 1-й степени Министерства культуры РСФСР. Первая посмертная выставка произведений художницы прошла в 1972в Ленинградском доме ученых, выставки работ Билибина и Щ.-П. были устроены в Ленинграде: в 1977 Ленинградской организацией Союза художников РСФСР, в 1978-80 и 1994-95 дирекцией Объединения музеев Ленинградской области. Произведения Щ.-П. хранятся в Русском музее, в музее Петербургского фарфорового завода, в Музее театрального и музыкального искусства в Петербурге, в Ивангородском историко-архитектурном и художественном музее Ленинградской области, во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства, в Театральном музее им.А.Бахрушина, в Музее керамики и «Усадьбе Кусково XVIII в.» в Москве, в др. отечественных и зарубежных государственных и частных собраниях. Похоронена Щ.-П. на Охтинском кладбище в Петербурге.
Похожие на ЩЕКАТИХИНА-ПОТОЦКАЯ слова / понятия:

ЩЕЛКАЛОВ АНДРЕЙ ЯКОВЛЕВИЧ
ЩЕЛКАЛОВ ВАСИЛИЙ ЯКОВЛЕВИЧ
ЩЕЛЫКОВО
ЩЕПКИН МИХАИЛ СЕМЕНОВИЧ
ЩЕРБАЧЕВ
ЩЕРБАТОВ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ
ЩЕРБИЦКИЙ ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ
ЩЕРБИНА ФЕДОР АНДРЕЕВИЧ
ЩЕРБИНА НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ
ЩИГРЫ