Поиск:
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Статьи

Словари:

Архитектурный словарь
Бизнес словарь
Биографический словарь
Исторический словарь
Медицинский словарь
Морской словарь
Политический словарь
Психологический словарь
Религиозный словарь
Сексологический словарь
Словарь воровского жаргона
Словарь имён
Словарь компьютерного жаргона
Словарь логики
Словарь мер и весов
Словарь нумизмата
Словарь Русских фамилий
Словарь символов
Словарь синонимов
Социологический словарь
Строительный словарь
Философский словарь
Финансовый словарь
Экономический словарь
Этнографический словарь
Юридический словарь



Исторический словарь

САВИЦКИЙ ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ:



САВИЦКИЙ ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ - (псевд.П.Востоков, С.Лубенский) (3.5.1895, Чернигов 13.4.1968, Прага) - экономист-географ, историк, философ, поэт. Сын земского начальника, затем предводителя дворянства Кролевецкого уезда и председателя (с 1906) Черниговской губернской земской управы, члена Государственного Совета (с 1915), действительного статского советника Н.П.Савицкого. Окончил в 1913 гимназию в Чернигове ив 1917- экономическое отделение Петроградского политехнического института. Ученик П.Струве, по его отзыву, студентом С. «обнаружил выдающиеся дарования». В 1915-16 опубликовал первые свои статьи в журнале «Русская мысль». По рекомендации Струве был прикомандирован к российской миссии в Христианин (Норвегия) коммерческим секретарем посланника (1916-17), подготовил заключение двух торгово-политических соглашений между Россией и Норвегией, собрал материал для кандидатской диссертации «Торговая политика Норвегии во время войны». Получил по возвращении в Россию звание кандидата экономических наук, в октябре 1917 оставлен при Петроградском политехническом институте для подготовки к профессорскому званию по кафедре истории хозяйственного быта. После Октябрьской революции уехал на Украину. «Силою слова и оружия» защищал от большевиков родовое имение, воевал в рядах русского корпуса на стороне гетмана Скоропадского с наступавшими на Киев войсками Петлюры, жил в Одессе, Екатеринодаре, Полтаве, Харькове, Ростове, работал с 1918 над книгой «Метафизика хозяйства и опытное его познание» (опубл. в 1925). В декабре 1919апреле 1920 и в мае-июле 1920 находился в заграничных командировках в качестве представителя администрации генералов Деникина и Врангеля в Париже, занимался организацией помощи русским беженцам. Помощник начальника части общих дел, затем начальник экономического отделения Управления иностранных дел в созданном в апреле 1920 правительстве Юга России. 11.11.1920 направлен в Константинополь, откуда уехал в Болгарию. Директор-распорядитель Российско-болгарского книгоиздательства, входил в редакцию возобновленного Струве в Софии журнала «Русская мысль», в котором (1921, № 1-2) поместил статью «Европа и Евразия» - рецензию на брошюру Н.Трубецкого «Европа и человечество». В конце 1921 переехал в Прагу. Приват-доцент кафедры экономики и статистики Русского юридического факультета, с 1928 также Русского института сельскохозяйственной кооперации, заведующий кафедрой экономической и сельскохозяйственной географии. В 1929-33 председатель обществоведческого отделения Русского народного университета и член научно-исследовательского общества при Русском свободном университете. В 1935-41 преподавал русский и украинский языки и россиеведение в Пражском немецком университете. Один из организаторов и идеологов евразийского движения. Участник сборников «Исход к Востоку: Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев» (София, 1921, кн. 1): «На путях: Утверждение евразийцев» (М., Берлин, 1922, кн.2); «Россия и латинство» (1923). Вместе с П.Сувчанским и Н.Трубецким издавал «Евразийский временник» (Берлин, 1923-25: Париж, 1927), «Евразийскую хронику» (Прага, Париж, 192537), «Евразийский сборник» (Прага, 1929) и др. В Праге в 1927 были изданы книги С. «Геополитические особенности России» (ч. 1. Растительность и почвы) и «Россия - особый географический мир». Тогда же статья С. «Геологические заметки по русской истории» была опубликована в качестве приложения к работе Г.Вернадского «Начертание русской истории» (см. также: Вопр. истории, 1993, № 11-12). В Берлине в 1932 вышла книга С. «Месторазвитие русской промышленности» (вып. 1: «Вопросы индустриализации»). На Международном конгрессе историков в Варшаве (1933) выступил с докладом «Евразийская концепция русской истории». Всего до 1940 опубликовал 178 работ, в том числе об экономической, политической и культурной жизни СССР, по вопросам экономической истории и экономической географии, о развитии после Октябрьской революции исторической науки, философии, географии. Печатался в немецких, французских, чехословацких, польских изданиях. Интересовался историей архитектуры («О религиозном зодчестве в России» // Рус. мысль, 192324, #9-12: «Гибель и воссоздание неоценимых сокровищ». Берлин, 1937). С. внес решающий вклад в обоснование евразийской доктрины. В истории России он видел процесс превращения Евразии как географического мира в Россию-Евразию как геополитическое единство, принципиально отличное от Западной Европы, Россия, по мнению С., представляет собой «целостный Востоко-Запад», в ее исторических судьбах сильнее всего проявляется «азиатский элемент», «степная стихия» - наследие периода, когда пространство Евразии политически объединили монголы. Будучи «наказанием Божиим», монгольское иго оказало неискоренимое влияние на психологию, быт, социальную организацию и государственность русского народа, вследствие чего невозможно отделить «татарское» от «подлинно русского». Больше того, власть татар благоприятствовала сохранению «чистоты национального творчества» русских, тогда как на территории, оказавшейся в орбите влияния Литвы и Польши, русская культура почти исчезла, вытесненная «латинством», В то же время «под пеленою Золотой Орды возрастало Русское государство», которое с XV в. было многонациональным: Россия явилась «наследницей Великих Ханов», хотя духовный её источник - Византия. Революция в России, как считал С., не меняет направления исторического процесса: Евразия остается «месторазвитием» особой цивилизации, происходит лишь видоизменение многовековой традиции, её «мутация». Поэтому, категорически отвергая большевизм как идейное порождение западной культуры, материализма и атеизма, С. находил его созвучным евразийству постольку, поскольку, во-первых, революция, вопреки умыслу большевиков, на деле «означает выпадение России из рамок европейского бытия» и, во-вторых, поскольку «социализм преображается в этатизм». Евразийское понимание планового хозяйства, утверждал он, еще радикальнее, чем у большевиков, и в этом смысле «мы являемся сверхсоциалистами». Не отказываясь от заимствования у западной цивилизации материально-технических достижений, Россия сохранит, благодаря православию, самостоятельность в духовно-нравственной сфере, «русское благочестие», и в конечном итоге место социализма займет Церковь. Вместе с тем С. был убежден, что, воспринимая объединительную традицию, современная Россия «должна решительно и бесповоротно отказаться от прежних методов объединения, принадлежащих изжитой, преодоленной эпохе, - методов насилия и войны». Взгляды С. и других евразийцев подвергли критике многие деятели эмиграции, в том числе А.Кизеветтер, Н.Бердяев, П.Милюков, С.Франк; они писали об «отталкивании» евразийцев от западной культуры в эпоху, когда происходит взаимопроникновение культурных типов Востока и Запада, о распространении ими антихристианской нелюбви к народам Западной Европы, о том, что они «спешат похоронить демократию и воскуряют фимиам большевистскому режиму». Выразил несогласие с С. и Струве. Вместе с Н.Алексеевым и В.Ильиным С. отмежевался от «парижского» направления евразийства («кламарского уклона»), сторонники которого считали необходимым политизировать движение и идти на прямое сотрудничество с большевиками («О газете «Евразия»; газета «Евразия» не есть евразийский орган». Париж, 1929). Истинное евразийство, по мнению С., - в отказе от «соблазнов эмигрантской политической мишуры», вообще в замене примата политики приматом культуры; евразийство чуждо как материализму, так и идеализму, ибо «евразийцы отмечены совершенно исключительным вниманием к материальному, ...но эта материя, проникнутая идеей, это материя, в которой дышит Дух». Однако, по свидетельству Д. Мейснера, несмотря на «сильный православноцерковный акцент многих евразийцев - прежде всего Савицкого», «правоверные эмигранты» считали и его «болыпевизаном», склоняющимся к большевизму». В 1938-39 С. работал над книгой «Основы геополитики России», заказанной И.Фондаминским (книга осталась незаконченной), в которой в согласии с Г.Вернадским доказывал, что многое в истории, культуре и экономике России определено взаимодействием между своеобразными «историческими формациями» двух «флагообразно» расположенных зон - степной и лесной. В те же годы безуспешно пытался восстановить евразийское движение. В 1940-44 С. был директором русской гимназии в Праге. Сразу после освобождения Праги в мае 1945 арестован, привезен в Москву и по обвинению в антисоветской деятельности приговорен к 10 годам заключения в лагерях. Отбывал наказание с 1946 в Мордовии, с 1954- под Москвой. Освобожден в 1956, получил разрешение вернуться к семье в Прагу, но к преподавательской деятельности не был допущен. Занимался переводами с чешского языка на русский, писал стихи и воспоминания. Снова был арестован чехословацкими властями за изданный в 1960в Париже сборник стихов «Посев», в котором нашла отражение и лагерная тема; вскоре освобожден под давлением международной научной общественности, в частности, Б.Рассела.
Похожие на САВИЦКИЙ ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ слова / понятия:

САВИЦКИЙ СЕРГЕЙ С.
САВИЦКИЙ ВЯЧЕСЛАВ ДМИТРИЕВИЧ
САВИНКОВ, БОРИС
САВИНКОВ БОРИС ВИКТОРОВИЧ (ПСЕВДОНИМ В. РОПШИН)
САВОЙСКАЯ ДИНАСТИЯ
САВОНАРОЛА ДЖИРОЛАМО
САВОНАРОЛА, ДЖИРОЛАМО
САВОСТЬЯНОВ МАТВЕЙ НИКИФОРОВИЧ
САВРОМАТСКАЯ КУЛЬТУРА
САВСКАЯ ЦАРИЦА